Синдикат по-русски

Вступивший в действие закон о синдицированном кредите фактически ввел в правовые рамки совместное кредитование. Что же изменилось для заемщиков, и самих банков?

С 1 февраля вступил в силу наиболее ожидаемый игроками банковского рынка документ — №486-ФЗ «О синдицированном кредите (займе) и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», пишет Forbes. Подобный институт кредитования давно работает во многих развитых странах: объединенные в «пул» банковские организации предоставляют весьма крупные кредиты.

Лидерство в синдицированном кредитовании принадлежит Британии. Пользуясь английским правом, ведущие банки страны еще с середины 90-х объединились в ассоциацию, целью которой была выработка общего рыночного стандарта предоставления подобных услуг. Он должен был сбалансировать интересы кредиторов и заемщиков. Членам ассоциации удалось решить эту задачу, и теперь типовая форма синдицированного кредитного договора LMA (Loan Market Association) применяется как в Европе, так и в Азии.

На российском рынке подобный механизм финансирования применяется с начала 2000 годов. Однако синдицированные кредиты по английскому праву доступны лишь для проектов, не связанных с Россией, где заемщики или кредиторы являются резидентами иных государства.

По этой причине синдицированное кредитование не было доступно для региональных и даже федеральных проектов, не осложненных иностранным элементом.

Национальный синдикат

В такой ситуации отечественный рынок нашел выход: специалисты разработали типовую форму синдицированного кредита по российскому праву. Однако это не решило всей проблемы, так как не снимало в достаточной степени юридические риски от заключения сделок только в рамках родного права.

Тогда возникла идея разработать и утвердить некий законодательный акт, который бы закрепил институт синдицированного кредитования в российском праве. Для начала эксперты взялись решить такие проблемы как:

  • законодательное признание механизма принятия решений в синдикате кредиторов;
  • урегулирование статуса кредитного агента — конкретного лица, представляющего интересы синдиката кредиторов в отношениях с «внешним миром» и с заемщиком;
  • снятие неопределенности в отношении получения кредитным агентом и управляющим залогом вознаграждения за собственные услуги и возложения этих трат на заемщика;
  • устранение законодательных препятствий к развитию вторичного рынка кредитования путем облегчения возможности банков и небанковских организаций свободно покупать и продавать доли в кредитах или приобретать риск участия в кредитах, не становясь при этом стороной отношений с заемщиком;
  • урегулирование статуса участников синдиката и кредитного агента в случае банкротства заемщика.

Закон позволил решить часть проблем, но тут же возникли очередные трудности.

Какие препятствия преодолены

Законом предусмотрена обязательность выполнения принятых большинством участников синдиката решений. Это важный момент, поскольку ранее в этом вопросе не было определенности.

Также закон наделяет участников кредитования правом не применять нормы Гражданского кодекса (ГК) о решениях собраний. На практике это значительно упростит процесс принятия решений. Теперь в договоре можно не прописывать обязательность ведения кредиторами протоколов и других формальностей, предусмотренных ГК для собраний.

Важным принципом синдицированного кредитования является независимость обязательств банков друг от друга. Говоря простым языком, поясняет Forbes,  если ты не выдал свою часть кредита, то я обязан предоставить только свою часть займа, но не твою тоже: иное «убило» бы синдицированное кредитование в принципе.

В качестве общего правила закон устанавливает принцип независимости обязательств каждого из участников синдиката в отношении заемщика. Никто из кредиторов не отвечает, если партнер не выполнит свою часть обязательств по предоставлению займа. Следует отметить, что в процессе разработки ряд экспертов высказывался против такой нормы.

Законом вводится понятие кредитного управляющего и прописаны его ключевые функции, базирующиеся на международной практике. При этом управляющим может быть лишь один из участников синдиката. Не исключено, что в ходе доработки документа эта норма будет пересмотрена.

Оставшиеся «вне закона» проблемы

В разработанный экспертным сообществом закон не вошли минимум два важных момента:

  • вопросы банкротства;
  • возможность участия в кредитовании иным образом.

Первый раздел касается правок в законодательство о банкротстве, что позволило бы урегулировать отношения между кредиторами в случае признания заемщика несостоятельным.

Предполагалось прописать, в каких случаях кредиторы могут самостоятельно заявлять требования, а также распределить роли кредитного управляющего и управляющего залогом. Нерешенность этих вопросом непременно обернется сложностями при реализации своих прав кредиторами. Каждый будет пытаться заявить собственное требование, что противоречит целям синдиката. Это существенное упущение.

Второй момент касается участия в кредите без непосредственного предоставления денег заемщику. В российском праве пока нет механизма передачи кредитором участия в финансировании без уступки требований. В международной практике такой инструмент существует — subparticipation («участие в кредите»).

Forbes считает, что без такого механизма российский рынок кредитования будет ограничен в развитии.

Очередные трудности

Законодатели не обратили внимания на две проблемы, которые создал новый документ. Во-первых, в законе прямо прописаны субъекты, которые могут стать участниками синдиката:

  • отечественные и зарубежные банки;
  • Внешэкономбанк;
  • специально указанные в других законах лица;
  • иностранные компании, наделенные зарубежным регулятором правом выдавать кредиты и займы.

Таким образом, любые зарубежные компании, выразившие желание участвовать в синдикатах по российскому праву, получили «зеленый свет». Зато отечественным запрещено принимать участие в синдицированном кредитовании (за исключением банков и «специальных лиц»). Но предприимчивые деловые россияне непременно найдут выход из ситуации: почти каждый состоятельный предприниматель имеет компанию на Кипре, которая сможет сделать то, что возбраняется отечественной.

Другая созданная авторами закона проблема бьет непосредственно по кредитному управляющему, точнее по его вознаграждению. Выполнение функций координатора – довольно трудоемкая работа. В международной практике труд кредитного управляющего оплачивает заемщик.

Однако российские законотворцы прямо прописали оплату деятельности координатора деньгами кредиторов. Банковскому сообществу так и не удалось добиться внесения в документ принципа, перекладывающего расходы на заемщика.

Но эксперты Forbes все же видят в новом законе больше достоинств, чем недостатков. Его принятие рассматривается как важный шаг на пути развития российского рынка синдицированного кредитования. Но все же для эффективной работы рынка необходимо совершенствовать законодательство и в верном направлении развивать практику применения данного закона.