Знаменитые банкроты

С вступлением в силу закона о банкротстве кредиторы начали массово подавать заявления на должников. В апреле прошлого года «Коммерсант» сделал подборку одиозных бизнесменов и известных политиков, оказавшихся в числе претендентов на несостоятельность.

Тельман Исмаилов

На основателя группы АСТ, бывшего владельца Черкизовского рынка первым заявление о банкротстве подал Банк Москвы – 1 октября 2015 года, как только закон о банкротстве вступил в силу. К тому времени Исмаилов задолжал финансовой организации 3,3 млрд. руб. и 286,4 млн. долл. Однако банкиры не были осведомлены о смене места жительства должника, поэтому арбитраж Московской области изначально рассмотрел иск некоего господина Бориса Зубкова на 15 млн. руб. 21 декабря 2015-го требования Зубкова были удовлетворены: суд признал Исмаилова банкротом ввиду отсутствия у ответчика доходов и имущества для расчета с кредиторами.

Но Банк Москвы выразил сомнения в реальности долга Исмаилова перед Зубковым и в марте 2016-го добился отмены решения о признании должника несостоятельным. Апелляционный суд согласился, что расписка Исмаилова не свидетельствует о фактическом займе. К тому же отсутствовали документы, подтверждающие доходы самого Зубкова, который на момент предоставления крупного займа даже не был трудоустроен.

Следующее заседание было назначено на начало мая 2016 года. Журналисты заранее предположили, что Исмаилову не удастся избежать банкротства: кроме Банка Москвы, претензии к должнику предъявили еще 11 кредиторов на сумму более 140 млрд. руб.

В марте 2017 года Арбитражный суд Московской области наконец то признал Исмаилова банкротом.

Владимир Кехман

Глава совета директоров компании JFC и гендиректор Новосибирского театра оперы и балета задолжал Сбербанку 4,3 млрд. руб. 1 октября 2015-го банк подал иск о признании Владимира Кехмана банкротом, а уже через 3 месяца была введена процедура реструктуризации его долга.

К делу подключились иные кредиторы Кехмана: Росбанк потребовал включить в долг 231,6 млн. руб., Промсвязьбанк – 1,72 млрд., а Юрикредитбанк и Пулковская торговая компания – по 1 млрд. руб.

Ранее Лондонский суд уже признал Кехмана банкротом, однако для России его решение не имеет последствий, поэтому рассмотрение дела продолжилось.

По данным на май 2017 года расследование в отношении Кехмана не завершено и в след за Сбербанком с жалобой в прокуратуру обратился и Райффайзен банк.

Александр Мамедов

На основного владельца «Русьимпорта» заявление о банкротстве подал КБ «Банк торгового финансирования», которому Мамедов задолжал 5,8 млн. руб. Тогда же, 1 октября 2015-го, поступил иск и от Сбербанка – на 245,4 млн. руб. Спустя два месяца к требованиям кредиторов присоединился Альфа-банк (186 млн. руб).

Как только началась процедура банкротства, еще ряд крупных организаций потребовали от Мамедова погашения долгов. С 20 ноября 2015-го в отношении должника ввели процедуру реструктуризации долгов.

Александр Гительсон

Экс-владелец банка ВЕФК и бывший глава совета директоров Инкасбанка 28 декабря 2015 года подал заявление о банкротстве самостоятельно. В то время он уже отбывал срок за хищение средств правительства Ленобласти.

Ни один кредитор не выставил претензий, однако АСВ потребовал взыскать с экс-руководителя Инкасбанка 5 млрд. руб. в качестве субсидарной ответственности за долги финучреждения. АСВ аргументировал позицию тем, что банк кредитовал аффилированные с Гительсоном компании, заранее зная о невозвратности средств.

Позже суд приостановил дело о субсидарной ответственности, поскольку не была сформирована конкурсная комиссия – суммарный долг мог измениться. Но причинно-следственную связь между действиями руководства и банкротством банка суд счел доказанной.

Геннадий Ушаков

За банкротство депутата от «Справедливой России» в Свердловском заксобрании 6 октября 2015 г. взялся некто Степан Лобанов, потребовавший от политика 1,5 млн. руб. Помимо этого гражданина, претензии Ушакову выставили ВТБ – на 249,1 млн. руб., ООО «Гражданстрой» – 181, 3 млн., МДМ-банк – более 148 млн., Уральский финансово-промышленный банка – 8 млн. руб. К требованиям подключилась и налоговая инспекция Екатеринбурга, которой законодатель недоплатил 11,2 млн. руб.

3 декабря 2015 года суд признал Ушакова банкротом и ввел процедуру реализации имущества. Должник пытался «засекретить» разбирательство от прессы, но суд отклонил его ходатайство. Как выяснилось, в собственности депутата находилась ипотечная квартира, компания «Гражданстрой» и два дорогих охотничьих ружья. Денег на банковских счетах почти не было.

Илья Граффнер

Депутат от партии «Единая Россия» того же Свердловского заксобрания оказался в должниках у Россельхозбанка. 17 ноября 2015 г. кредитор подал на Граффнера заявление о признании банкротом за долг в 159,9 млн. руб. Из-за банковских претензий он даже лишен был выезда за рубеж, однако позже ограничение сняли.

С 17 февраля 2016-го в отношении Граффнера была введена процедура реструктуризации долгов. Несмотря на процедуру банкротства, депутат подал документы на выдвижение своей кандидатуры в очередной созыв закособрания. Но россиянам этот деятель больше запомнился советом «поменьше питаться» в период кризиса.

Виктор Гребнев

Заявление о банкротстве экс-директора Тихоокеанской мостостроительной компании (ТМК) и подрядчика космодрома «Восточный» подал 6 ноября 2015-го Сбербанк. Долг Гребнева в 834,9 млн. руб. возник из-за его поручительства по кредиту ТМК.

С середины февраля 2016-го в отношении Гребнева ввели процедуру реструктуризации задолженности. Другие кредиторы к тому моменту не объявились. Параллельно с процедурой банкротства против Гребнева велось уголовное дело за злоупотребление полномочиями и мошенничество. Заключение невыгодных договоров обернулось для предприятия ущербом в 411 млн. руб.

Ралиф Сафин

На бывшего сенатора Республики Алтай, экс-вице-президента «ЛУКОЙЛа» и отца певицы Алсу банк «Зенит» подал сразу три заявления. Финучреждение просило признать Сафина и его сыновей – Руслана и Марата банкротами из-за долга в 215 млн. руб.

В 2013-м сыновья Сафина взяли в банке «Зенит» кредиты – 80 и 95 млн. руб., по которым их отец выступил поручителем. К октябрю 2015-го накопились солидные долги, поэтому кредитор подал в суд. Однако уже через пару месяцев семейство Сафиных заключило с банком мировые соглашения: 140 млн. руб. должники выплатили сразу, остальные деньги им придется выплачивать до конца 2018 года – по 1,123 млн. руб. ежемесячно.

Иван Сухарев

Заявление о признании банкротом депутата Госдумы от ЛДПР 23 декабря 2015-го подал Руслан Евсюков, заявивший требования к Сухареву на 4,4 млн. руб. Оказывается, господин Сухарев в 2011-м получил предоплату от ООО «Юмагузинское водохранилище» за оказание услуг по судебному представительству в трех инстанциях. Но уже после первой инстанции прекратил сотрудничество.

Представители водохранилища потребовали вернуть аванс, но депутат упорно отмалчивался. Лишь с началом разбирательства по иску Евсюкова, Иван Сухарев предоставил платежку об оплате долга. В итоге в феврале 2016 года дело о его банкротстве было прекращено.